Подбирая материалы для нового похода я наткнулся на историю деревни Барнаульская, некогда существовавшей и процветавшей, а ныне представляющей собой пустырь на опушке лесополосы. Тема меня заинтересовала. Сначала удалось отыскать место на карте, да небольшую справочную заметку, однако, постепенно, количество материалов полнилось. Вот так родился данный очерк, связанный с историей нашего края.

Хотя на месте деревни не осталось ни одного дома однако, по сведениям источников сохранилось место где стояла церковь, отмечено место холерного кладбища, в радиусе 2км. находится святой родник и, наконец, сохранился небольшой участок Демидовского тракта, но обо всем по порядку.

Начиная осваивать рудные богатства Алтая в 1727-1729 годах, Акинфий Никитович Демидов, с позволения Ее Императорского Величества Екатерины I, открывает на Алтае, в верховьях реки Алей, первый медеплавильный завод. Земли Алтайского края в 18-м веке входили в состав Кузнецкого округа Сибири. Таким образом, уже в 1727 году Акинфий Демидов столкнулся с необходимостью поддерживать регулярную связь с администрацией округа в Кузнецке и Томске, а также с личными владениями на Оби в районе села Касмалинское.

Для разрешения данной проблемы от Колывано-Воскресенского завода до устья речки Касмала, впадающей в Обь, был построен тракт — один из первых на Алтае. Для его обслуживания А.Н. Демидов организует из своих, частью привезенных с Урала, крестьян деревни. Это Алтайская, Барнаульская и две деревни в устье реки Касмала. Данные деревни представляли собой поселения, состоящие из одной или двух крестьянских семей, в обязанности которых входило обеспечение в летние время переправы через речки Локтевка, Алей, Барнаулка и в районе села Касмалинского через реку Обь, а в зимнее время — предоставление путникам ночлега и корма для лошадей.

Населенные пункты по тракту располагались на расстоянии дневного пробега почтового возка, то есть около 60 км друг от друга. По территории Топчихинского района тракт проходил от с. Парфенова до п. Тельмана (с. Старобарнаулка). Таким образом, на трассе тракта в Топчихинском районе было образовано два населенных пункта: Парфенова и Барнаулка (она же Старобарнаулка и п. Тельмана).

Самым первым из двух этих поселений была Барнаулка. О времени ее образования академик И.И. Фальк в 1771 году записал следующее: «В 1729 году Демидов завел для своих крепостных людей и других поселенцев деревню Барнаул, примерно в 80 верстах от устья одноименной реки, впадающей в Обь». В 1734 году в данном населенном пункте побывал И.Г. Гмелин, один из исследователей Алтая, который записал следующее:

«1 сентября 1734 года после обеда, в два часа, добрались мы до речки Барнаул, на которой есть еще одна маленькая демидовская деревенька».

На карте, составленной по результатам этой экспедиции, в среднем течении реки Барнаулка на левом берегу обозначена «Барнаульская Демидовская деревня». Г.Ф. Миллер в описании Кузнецкого уезда Тобольской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии в сентябре 1734 года в перечне населенных пунктов записал: «В ведомстве демидовского Колывано-Воскресенского завода: деревня Барнаульская на северном берегу р. Барнаул, на той же дороге (тракте) в 77 верстах от предыдущей деревни (то есть от деревни Алейской)».

Наиболее древний список жителей данной деревни Барнаулки имеется в списке крестьян и мастеровых Колывано-Воскресенских заводов, составленном в 1735 году приказчиком А. Демидова Семеном Пальцем. В нем значится:

«В д. Барнаулке всего одна семья в составе Якова Матвеева сына Пылкова, его жены Авдотьи Федоровны, сына Леонтия и брата Ивана Матвеева сына Пылкова (всего 4 души, из коих 3 души мужского пола)».

В дополнительном списке за тот же 1735 год значится еще одна семья Григория сына Дмитриева Кандакова с женой Ефросиньей с сыном Иваном и дочерьми Прасковьей, Анной, Аграфеной, Марией. Кроме названных двух семей, в 1737 году в д. Барнаулке жил присланный Демидовым с Урала мастеровой Алексей Максимович Мулев с женой Авдотьей, дочерью Анной и падчерицей Авдотьей.

Таким образом, видно, что д. Барнаулка была образована А. Демидовым не позднее 1730 года (на два года раньше, чем д. Большая Речка) и являлась самым первым населенным пунктом на территории Топчихинского района. Основная задача проживавших в деревне трех семей демидовских крестьян заключалась в обслуживании самого первого на Алтае Демидовского тракта, а именно переправы через речку Барнаулку, и предоставлении путникам ночлега и корма для лошадей. Поскольку для осуществления указанных работ необходимо было малое число людей, то и население деревни состояло из трех семей. А в 1745 году и того менее, всего из одной семьи, в которой насчитывалось 4 души мужского пола.
С 1745 года ситуация меняется. В устье р. Барнаулка Демидов начинает строить Барнаульский сереброплавильный завод. Для выплавки меди и серебра Барнаульскому заводу необходим древесный уголь, который крестьяне выжигали из сваленного в ленточном бору леса. Население Демидовой деревни Барнаулки, расположенной в центре ленточного бора, начинает расти. Меняются и функции, которые выполняют жители данной деревни. Теперь они не только обслуживают демидовский тракт, но и выжигают и доставляют на Барнаульский завод древесный уголь. А для этого одной или даже трех семей недостаточно.

Меняется, по-видимому, и функция самого Демидовского тракта. До 1745 года по тракту шли только почтовые возки да нечастые экспедиции путешественников, а с 1745 по 1749 год по тракту стали возить со Змеиногорского рудника на Барнаульский завод руду. Руду возили в телегах на лошадях большими, по 60 телег, караванами. Таким караванам нужно было и больше места для ночлега, и больше корма для лошадей. К тому же, караваны шли постоянно. Это также подталкивало к увеличению числа жителей деревни.

Несмотря на то, что с 1749 года руду на Барнаульский завод стали возить по новому Змеиногорскому тракту, через д. Чистюньку, населеннее Барнаулки не убавилось, так как потребность в древесном угле на Барнаульском заводе возрастала.
Центр Колывано-Воскресенских заводов на Алтае постепенно переносится в г. Барнаул. И с 1749 года надобность в Демидовском тракте практически отпадает. Тракт стал «глохнуть»: теперь ни почтовые возки, ни телеги с рудой уже не шли по нему. Но деревня не распалась. Теперь крестьяне Барнаулки не только по-прежнему выжигали уголь, но и поставляли на Барнаульский завод сельскохозяйственную продукцию. Земли им были нарезаны по правой стороне ленточного бора, т.е. в районе современной Арбузовки. В 1761 году в 30 верстах от Барнаулки вступает в строй Павловский сереброплавильный завод. Объем потребляемого древесного угля возрастает. Растет и количество жителей деревни. И хотя рудовозный тракт от Змеиногорска до Павловского завода теперь проходил в трех километрах западнее Барнаулки, через с. Колыванское, село продолжало расти. Об этом свидетельствует тот факт, что к 60-м годам 19-го века земли по левую сторону ленточного бора были полностью поделены между общинами Барнаулки и Колыванского. Так что новые участки переселенцам стали нарезать уже по правую сторону бора, т.е. в районе современного села Сидоровка.

Основным занятием жителей Барнаулки по-прежнему является выжиг и доставка в Барнаул и на Павловский завод древесного угля. Однако появилось еще одно занятие — извоз, т.е. часть мужчин деревни со своими лошадьми нанималась за плату перевозить руду с рудников к заводам.

С отменой крепостной зависимости крестьян и ликвидацией приписной системы горно-металлургическое производство на Алтае начинает испытывать острый кризис, а вскоре и вообще прекращает свое существование. Прекращается выжиг в ленточном бору древесного угля и перевозка руды. Главным занятием жителей Барнаулки теперь становится сельское хозяйство.

Однако численность населения Барнаулки продолжает расти за счет переселенцев из европейской части России, прибывших в Сибирь в поисках лучшей доли. В деревне уже четыре большие улицы, протянувшиеся вдоль реки, — это ул. Белоглинка, ул. Сенцовская, ул. Черемновская, ул. Самарская (по имени переселенцев из Самарской губернии). В деревне строится большая деревянная церковь.

В 90-е годы 19-го века в Алтайский край устремляется новая волна переселенцев из европейской части России. В 30 верстах от Барнаулки по правую сторону ленточного бора в 1898 году образуется крупное переселенческое поселение Шилово.

Часть переселенцев, по-видимому, с юга европейской части России переезжают в Барнаулку и образуют улицу Шиловскую. К этому времени, чтобы привлечь внимание к оставшейся вдалеке от торговых трактов Барнаулке, относится создание легенды о внезапно забившем в километре от села святом источнике. Весть о святом источнике быстро разошлась по району, и в Барнаулку устремились паломники. Таким образом, оторванная от главных трактов, расположенная в центре ленточного бора деревня не только не прекратила свое существование, но и осталась у всех на слуху и медленно, но неуклонно разрасталась.

Наивысшей точкой развития Барнаулки, превратившейся из почтовой станции в крупное село, является начало 20-го века.

К 1910 году в селе имелись прекрасная церковь, трактир, церковно-приходская школа, водяная мельница, частный магазин и кредитное товарищество Кисина, самого богатого и уважаемого сельчанина. В селе насчитывается три большие, три маленькие улицы и 7 переулков.

В связи с аграрной реформой П.А. Столыпина в село прибывают все новые переселенцы. Но начало 20-го века стало и началом разрушения Барнаулки. С разрешением крестьянам выходить из общины Барнаулка начинает разъезжаться. Первыми выделились крестьяне, образовавшие населенный пункт Новобарнаулка. Затем в 1912 году отъехали к своим землям на правой стороне бора семья Сидорова Николая с пятью сыновьями и семья Иванова стремя сыновьями. Они образовали населенный пункт Сидоровка. Затем из Барнаулки отселились крестьяне, образовавшие населенные пункты Ракиты, Чаячье, Солоновка. Пять этих населенных пунктов, образованных крестьянами села Барнаулка, расположены вдоль правой кромки ленточного бора на землях, ранее принадлежавших Барнаульской общине.

Но все-таки село еще продолжало жить своей размеренной патриархальной жизнью.

В гражданскую войну все жители поддержали партизанское движение и вместе с крестьянами села Сидоровка образовали свой партизанский отряд. Даже священник местной церкви отец Иоанн Костенко оказывал помощь партизанам, укрывая их от колчаковских карателей в здании церкви.

Однако с образованием села Новобарнаулка Барнаулку стали именовать Старобарнаулкой. Начавшийся в первом десятилетии 20-го века развал села медленно, но неуклонно продолжался, и шаг за шагом оно пустело, сокращалась численность населения. Так, в период коллективизации более 10 самых крепких семей были раскулачены и высланы в Нарым. В годы массовых репрессий (1937-1938 гг.) пострадали семьи Каланчиных, Киселевых, первого председателя колхоза Дремова. Был расстрелян и уважаемый всеми священник Костенко, а его жена покончила жизнь самоубийством. Однако жизнь еще кипела на улицах теперь уже Старобарнаулки. В 1929 году в селе образовался колхоз имени Тельмана. Он был очень слабым хозяйством.

Земли находились далеко от села, за 8-10 километров. Дорог хороших не было. Электричества и какой-либо сельскохозяйственной техники также не было. Медпункт и школа находились в Сидоровке. Постепенно жители колхоза имени Тельмана под любым предлогом пытались переехать в Сидоровку. Во время Великой Отечественной войны в колхозе имени Тельмана оставалось всего 40 дворов. Село продолжало жить только потому, что невозможно было куда-либо уехать, поскольку самовольно покидать колхоз и уезжать жителям села советская власть до середины 50-х годов запрещала под страхом уголовного наказания. В 50-60-е годы барнаульские выселки, выросшие по кромке ленточного бора, превратились в крупные населенные пункты, центры сельских Советов.

С получением колхозниками права по собственному желанию увольняться из колхоза Старобарнаулка почти опустела. В середине 50-х годов колхоз имени Тельмана стал бригадой колхоза «Маяк» с. Сидоровка. Местные жители по привычке называли свою новую бригаду просто п. Тельмана. Так от Демидовой деревни Барнаулки в 50-е годы 20-го века не осталось даже названия. Но жизнь в умирающем населенном пункте еще теплилась. Лишенный какой-либо цивилизации, п. Тельмана просуществовал до конца 60-х годов, когда в с. Сидоровка была выстроена улица Северная, куда переселили последних жителей старейшей в районе Демидовой деревни Барнаулки.

С отменой крепостной зависимости крестьян и ликвидацией приписной системы горно-металлургическое производство на Алтае начинает испытывать острый кризис, а вскоре и вообще прекращает свое существование. Прекращается выжиг в ленточном бору древесного угля и перевозка руды. Главным занятием жителей Барнаулки теперь становится сельское хозяйство.

Однако численность населения Барнаулки продолжает расти за счет переселенцев из европейской части России, прибывших в Сибирь в поисках лучшей доли. В деревне уже четыре большие улицы, протянувшиеся вдоль реки, — это ул. Белоглинка, ул. Сенцовская, ул. Черемновская, ул. Самарская (по имени переселенцев из Самарской губернии). В деревне строится большая деревянная церковь. В 90-е годы 19-го века в Алтайский край устремляется новая волна переселенцев из европейской части России. В 30 верстах от Барнаулки по правую сторону ленточного бора в 1898 году образуется крупное переселенческое поселение Шилово. Часть переселенцев, по-видимому, с юга европейской части России переезжают в Барнаулку и образуют улицу Шиловскую. К этому времени, чтобы привлечь внимание к оставшейся вдалеке от торговых трактов Барнаулке, относится создание легенды о внезапно забившем в километре от села святом источнике. Весть о святом источнике быстро разошлась по району, и в Барнаулку устремились паломники. Таким образом, оторванная от главных трактов, расположенная в центре ленточного бора деревня не только не прекратила свое существование, но и осталась у всех на слуху и медленно, но неуклонно разрасталась.

Наивысшей точкой развития Барнаулки, превратившейся из почтовой станции в крупное село, является начало 20-го века. К 1910 году в селе имелись прекрасная церковь, трактир, церковно-приходская школа, водяная мельница, частный магазин и кредитное товарищество Кисина, самого богатого и уважаемого сельчанина. В селе насчитывается три большие, три маленькие улицы и 7 переулков. В связи с аграрной реформой П.А. Столыпина в село прибывают все новые переселенцы. Но начало 20-го века стало и началом разрушения Барнаулки. С разрешением крестьянам выходить из общины Барнаулка начинает разъезжаться. Первыми выделились крестьяне, образовавшие населенный пункт Новобарнаулка. Затем в 1912 году отъехали к своим землям на правой стороне бора семья Сидорова Николая с пятью сыновьями и семья Иванова стремя сыновьями. Они образовали населенный пункт Сидоровка. Затем из Барнаулки отселились крестьяне, образовавшие населенные пункты Ракиты, Чаячье, Солоновка. Пять этих населенных пунктов, образованных крестьянами села Барнаулка, расположены вдоль правой кромки ленточного бора на землях, ранее принадлежавших Барнаульской общине.
Но все-таки село еще продолжало жить своей размеренной патриархальной жизнью.

В гражданскую войну все жители поддержали партизанское движение и вместе с крестьянами села Сидоровка образовали свой партизанский отряд. Даже священник местной церкви отец Иоанн Костенко оказывал помощь партизанам, укрывая их от колчаковских карателей в здании церкви.

Однако с образованием села Новобарнаулка Барнаулку стали именовать Старобарнаулкой.

Начавшийся в первом десятилетии 20-го века развал села медленно, но неуклонно продолжался, и шаг за шагом оно пустело, сокращалась численность населения. Так, в период коллективизации более 10 самых крепких семей были раскулачены и высланы в Нарым. В годы массовых репрессий (1937-1938 гг.) пострадали семьи Каланчиных, Киселевых, первого председателя колхоза Дремова. Был расстрелян и уважаемый всеми священник Костенко, а его жена покончила жизнь самоубийством. Однако жизнь еще кипела на улицах теперь уже Старобарнаулки. В 1929 году в селе образовался колхоз имени Тельмана. Он был очень слабым хозяйством.

Земли находились далеко от села, за 8-10 километров. Дорог хороших не было. Электричества и какой-либо сельскохозяйственной техники также не было. Медпункт и школа находились в Сидоровке. Постепенно жители колхоза имени Тельмана под любым предлогом пытались переехать в Сидоровку. Во время Великой Отечественной войны в колхозе имени Тельмана оставалось всего 40 дворов. Село продолжало жить только потому, что невозможно было куда-либо уехать, поскольку самовольно покидать колхоз и уезжать жителям села советская власть до середины 50-х годов запрещала под страхом уголовного наказания. В 50-60-е годы барнаульские выселки, выросшие по кромке ленточного бора, превратились в крупные населенные пункты, центры сельских Советов.

С получением колхозниками права по собственному желанию увольняться из колхоза Старобарнаулка почти опустела. В середине 50-х годов колхоз имени Тельмана стал бригадой колхоза «Маяк» с. Сидоровка. Местные жители по привычке называли свою новую бригаду просто п. Тельмана. Так от Демидовой деревни Барнаулки в 50-е годы 20-го века не осталось даже названия. Но жизнь в умирающем населенном пункте еще теплилась.

Лишенный какой-либо цивилизации, п. Тельмана просуществовал до конца 60-х годов, когда в с. Сидоровка была выстроена улица Северная, куда переселили последних жителей старейшей в районе Демидовой деревни Барнаулки.

 

В переписи 1970 года в этом посёлке осталось всего 3 жителя:  Никитины, мать и сын, Колесникова, которая работала уборщицей в школе, в 1970х она умерла. В 1994г. умерла Никиктина, а ее сын в 1998г. Вскоре посёлок вообще исчез.

В справочнике 1973 года его уже нет. Сейчас на месте села пустырь с двумя крестами — один на месте церкви, другой на месте холерного кладбища. К слову сказать, кладбище, по некоторым сведениям, подверглось уже повторному перезахоронению в наши дни, т.к. некоторые из скелетов и импровизированных гробов(часто людей хоронили просто так или заколачивали в колоды из которых поили лошадей) стали проявлятся на поверхности. Интересные и жуткие сведения о том, что во времена холерной эпидемии не разбирали кто мертвый, а кто еще живой: по городу ходила телега и если человек падал на землю, его тут же заколачивали в колоду, отвозили на телеге к месту захоронения, там сразу по несколько человек закапывали в яму. После этого даже ходили слухи и легенды о том, что в том месте кто-то постоянно скребется и кричит из под земли.

Много дополнительной информации можно почерпнуть из приведенных ниже ссылок, из этих же статей я узнал, что в недавнем прошлом к истории этой деревни прикоснулась специальная экспедиция, организованная для исследования «Демидовского тракта» и образовавшихся от него населенных пунктов, музеем «Автодора» туда и будет лежать мой путь в ближайшее время об этом обязательно отпишусь в ближайших заметках  блога.

Источники

http://www.istorya.ru/referat/referat2/5224.php

http://new.hist.asu.ru/biblio/bsb/60-68.pdf

http://forum.vgd.ru/929/50006/20.htm?a=stdforum_view&o=

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *