Каролина Глэйч

Просто потому, что теоретически возможно подняться на высочайший вулкан Северной Америки в течении 24 часов или меньше, включая время в пути от аэропорта, совсем не означает, что это нужно делать.

Высотный альпинизм, как правило, область спорта для сильно отмороженных. Восхождение на большую высоту обычно занимает не менее трех недель. Но многие не понимают, что третья по высоте гора в Северной Америке, Орисаба, находится в юго-центральной части Мексики, всего в двух часах самолетом из Хьюстона или четыре из Атланты. Обычно подъем на нее занимает три дня.

Восхождение на оледенение,  стратовулкан примерно 5638,8 метров, довольно просто, это хорошая возможность походить на кошках и первый раз почувствовать себя на высоте. В ноябре прошлого года я поставил более сложную задачу  — сделать все за один день. Я пригласил  29 летнюю горнолыжницу Каролину Глэйч, блондинку ростом чуть более полутора метров с  ожесточенным остроумием (не знаю что имел ввиду автор, прим. перевод.). Она была лицом на брошюрах Ski Utah последние пару лет и последнее время занималась лыжным альпинизмом в Эквадоре и Словении. Я позвонил главному редактору Outside Грэйсону Шефферу, который не нуждается в большом количестве аргументов,  чтобы покинуть свой кабинет. «Я в деле. Но я не слишком быстрый» — предупредил он.

Идея состояла в том чтобы пройти вверх и  спустится вниз на лыжах достаточно быстро, чтобы провернуть всю экспедицию за выходные, включая перелет. Наш торопливый маршрут с пропуском акклиматизации  делал нас намного более восприимчивыми  к горной болезни, о чем нас предостерегали наши более разумные друзья альпинисты. Но эй! Мы хотели прокатится на лыжах и до утра понедельника успеть выпить чашку кофе или бутылку пива.

Среда, 19 Ноября, 4 часа утра(Высота 5 метров)

перелет в Пуэбла, Мексика.

Каролина. Я прохожу мероприятия по акклиматизации на Капитолийском холме в Вашингтоне, округ Колумбия, готовлю снаряжение. Вплоть до прибытия в национальный аэропорт  Рэйгана в 5:30 утра и перелета в Пуэбла, Мексика, я не спал.

14:35.(высота 2000 метров)

Мыловаренная фабрика, фото Brody Leven

Мыловаренная фабрика, фото Brody Leven

Водитель из клуба Servimont, 83 лет от роду, базировал свою службу  на старой мыловаренной фабрике в городе Tlachichuca, возле Pico de Orizaba(вулкана Орисаба). Он разместил рекламный щит в аэропорту Пуэбла на котором написано на испанском : «Добро пожаловать мои новые друзья!».  Мы бронируем Грэйсона на праздники и отправляем его в Servimont HQ.

17:17(Высота 2600 метров)

Герардо Райс. Фото: Grayson Schaffer

Герардо Райс. Фото: Grayson Schaffer

Герардо Райс, альпинист в третьем поколении и во втором поколении владелец Servimont встречает нас на на крошечном входе. Мы наняли его, чтобы водитель доставил нас к Refúgio Grande(альплагерь, бывшая угольная шахта на склонах Орисаба) и чтобы он присмотрел за нашими вещами во время восхождения. Мы едим наскоро приготовленный обед из тортильи и фасоли, во время которого Райс спокойно высказывает нам свои сомнения по поводу восхождения и лыжного спуска на вершину за одну ночь. Он считает лучше нам оплатить водителя вперед, потому что “Quién sabe lo que va a pasar.” Что дословно значит, что он не уверен, что мы вернемся живыми.

19:09. (Высота 4236 метров)

Выход на маршрут

Выход на маршрут. Фото: Brody Leven

Мы скидываем наше снаряжение в кузов новенького пикапа Dodge Ram Рэйса и взлетаем вверх на 15 миль в направлении Refúgio на высоту 4260 метров в альплагерь на 40 человек, которым пользуется  парковая служба Мексики, Экологическая организация Grupo de los Cien да местные водители такси. Для спуска на лыжах мы запланировали очень крутой кулуар на восточной стороне горы, но теперь Кэролайн и Грейсон склоняются к более хоженному маршруту. «Это наша первая поездка на лыжах выше 5000 метров в этом году, без акклиматизации, на неизвестном маршруте» — говорит Грэйсон. Каролина добавляет: «Я думаю тут есть несколько факторов против нас и я предпочла бы чтобы у нас были хорошие шансы на спуске». Мы обсудили все это недели назад, но внезапное столкновение с реальностью заставляет взять паузу.

Я дико разочарован. Мы складываем наше снаряжение на большой кусок брезента и заносим в кирпичную хижину в 9:01 вечера,  залезаем в наши спальные мешки на деревянных нарах рядом с 20 храпящими альпинистами со всего мира.

Четверг, 20 ноября, 1:00 ночи(высота 4200 метров)

Грэйсон Шафтер готовит завтрак туриста в час ночи. Фото: Caroline Gleich

Грэйсон Шафтер готовит завтрак туриста в час ночи. Фото: Caroline Gleich

Я не могу спать. Меня мучают боли в животе на нарах на третьем уровне над Кэролайн и Грэйсоном. Я готовлюсь вылезти из спальника и сказать им что я слишком болен для восхождения. Вот такая вот ирония. Но постепенно мой желудок успокаивается немного. Я двигаю ногами и боли возвращаются. Несколько организованных команд альпинистов, говорящих на разных языках роются в снаряжении и обуваются. «Меня вырвало на пути к сортиру» — объявляет Кэролайн. Грэйсон, который был уверен, что он самый слабый в нашей команде, вдруг единственный, кто здоров. В 2 часа ночи мы начинаем подъем.

4 часа утра (высота 4602 метра)

Глэйч одевает кошки.

Глэйч одевает кошки. Фото: Grayson Schaffer

Все еще темно и мы не отстаем от намеченного времени. У меня болит живот, но это не замедляет меня. Мы ведем наш путь через запутанную паутину песчанных тропинок, под названием лабиринт. Мы еще не видели гору на которую предстоит поднятся, но верим, что она есть. Голова начинает болеть и я говорю своим партнерам: «Мне нужно передохнуть прежде чем продолжить подъем.» Грэйсон проверяет пульс. Наши лыжи и лыжные ботинки закреплены на рюкзаках, но снега в поле зрения нет.

6:25 утра. (Высота 5000 метров)

Глэйч на высоте 5000м

Caroline gleich

Полоска новой луны виднеется на горизонте. Мы сидим на груде из валунов на краю зоны снега. «Мы потеряли более 60% ледника» — позже сообщит нам Рейс — «Я думаю ближайшие 20-30 лет мы увидим как он исчезнет.» Держа вершину в поле зрения, мы в связке на кошках карабкаемся вверх, в то время как тень массивного  треугольника пика простирается в розовеющее небо. Вокруг нас организованные группы начинают выходить на ледник, начиная восхождение веревочными командами из четырех человек. Мы поднимаемся парами, чтобы не идти в след и иметь возможность фотографировать и никто не хочет, чтобы тот кто споткнется утянул двух других с горы.

7:59 утра. ( высота 5456 метров)

Броди Левен и Каролайна Глэйч на высоте 5182 метра. Фото: Grayson Schaffer

Броди Левен и Каролайна Глэйч на высоте 5182 метра. Фото: Grayson Schaffer

Моя голова болит. Очень сильно. Такое ощущение, что мой мозг вот-вот взорвется. Если станет хуже придется спускаться вниз.  «Честно говоря, я думал, что это будет легкотня»: говорил Грэйсон. Но вокруг 5500 метров и высота наконец, ударила и по нему тоже. Он замедлил восхождение. Кэролайн остается рядом с ним. Но это именно тот вызов, который мы пришли сюда принять.

8:30 утра (высота 5547 метров)

Левен спит на ходу. Фото: Grayson Schaffer

Левен спит на ходу. Фото: Grayson Schaffer

Я задремал на ходу, на подпорках из лыжных палок. Я рисковал сорваться с ледника и провалится в морену на 600 метров ниже. На этой высоте ледник достаточно крутой и требует концентрации. Кэролайн имеет репутацию  игривой девчушки с хвостиком светлых волос в каталоге Патагонии, но это крепко сложенная машина ритмично отсчитывающая шаги. Нас часто видят вместе на инстаграм, от чего люди думают, что мы встречаемся, но на самом деле мы не более чем друзья. Грэйсон  садится и пытается самостоятельно есть и пить. Он выглядит так плохо, что один из альпинистов из другой группы желает ему остаться в живых. «Сам сначала выживи» — Грэйсон сплевывает все обратно.

9:11 утра (высота 5639 метров)

Левен на крыше Мексике.

Левен на крыше Мексике.

Вершина. Керолайн и Грэйсон отстают почти на 30 минут. Высота экспоненциально хуже сказывается на Грэйсоне с каждым шагом наверх, но Кэролайн помогает ему пройти через это. Мы сделали фото на вершине, но Грэйсон настаивает, что нужно скорее начинать спуск. «Ничего себе, там не так много снега» — Говорит Кэролайн. Это выглядит как площадка для пляжного волейбола.

9:20 утра (5630 метров)

Ступая на ледник. Фото: Grayson Schaffer

Ступая на ледник. Фото: Grayson Schaffer

Грейсон подошел к лыжному склону, пристегнул лыжи и его вырвало на них.

9:29 утра (5365 метров)

Вид на отступающий ледник. Фото: Grayson Schaffer

Вид на отступающий ледник. Фото: Grayson Schaffer

Спуск на лыжах страшнен — голубой лед на 35 градусном склоне, где практически невозможно удержатся на канте. Мы в основном обходили и  соскабливали.  Хлопья облаков ниже и вокруг нас, кажется как буд-то мы едем на лыжах на высоте лайнера. Моя головная боль проходит. Грейсон делает снимки, хоть и чувствует себя ужасно. Мы спускаеся на лыжах около 600 метров вертикально — это похоже на спуск в большинстве крупных курортов Роки Моунтайн. Но снег имеет структуру  льда на хоккейном катке.

11:45 утра (4877 метров)

Левен, Шафер, и Глейч после восхождения. Фото: Grayson Schaffer

Левен, Шафер, и Глейч после восхождения. Фото: Grayson Schaffer

Дело сделано? Мы чувствуем себя достаточно неплохо. Грэйсон ест и пьет. «Чувствую себя как во время сильного похмелья» — говорит он. После этих слов его снова вырвало. Мы отворачиваемся. «Если бы тошнило вас» — говорит он — «Я бы уже был перед вашим лицом с камерой и микрофоном.» «Нет, Грэйсон! Мы хотим чтобы ты выглядел лучше чем на самом деле» — отвечает Каролайн. Мы преодолели труднодостижимое —  действительно сложное — но не думаю, что слишком сложное.

14:31(4267 метров)

 

Ровно через 24 часа после того как наш самолет приземлился в аэропорту Пуэбло мы снимаем наши рюкзаки  в Refúgio Grande, забравшись и скатившись на лыжах на самый высокий вулкан в Северной Америке за день. Кэролайн и я ставим друг другу твердые пятерки. Мы собираем наше снаряжение и бросаем его в грузовик.

Источник: Outside magazine

Перевод Андрей Скрягин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *